Нет повести печальнее на свете, чем обойденные cудьбою дети

ТОСКЛИВАЯ СТАТИСТИКА

В Калуге живут 967 детей-инвалидов, из них 341 ребенок — школьного возраста. Для обычного ребенка не столь важно присутствие в школе медработника, как для инвалида, между тем в тринадцати образовательных учреждениях города нет постоянных медработников — а в них учится 34 ребенка-инвалида. Помощь им в школе ждать неоткуда. Укомплектованность общеобразовательных учреждений средним медперсоналом — всего лишь 76 процентов.

ЭКОНОМИМ НА НЕСЧАСТЬЕ?

Знаете ли вы, что существует такая структура — Областное управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека? Так вот оно-то и обнаружило, что в школах-интернатах № 1, 4 и областном реабилитационном центре сирот детей попросту недокармливают. Вместо пятиразового питания для ночующих там детей практикуется четырехразовое. Экономят на картошке и овощах, на твороге и рыбе. Комментарии излишни.

Не очень внимательны руководители школ к пожарной безопасности: Главное управление МЧС отметило, что в Областном реабилитационном центре, в школе-интернате № 4 нет огнестойких дверей на первом и втором этажах и в кладовой, а в швейной мастерской нет автоматической пожарной сигнализации. Вдруг загорится — не докричишься ни до кого! Велели снять глухие решетки с окон — они так и стоят. В Азаровском детском доме тоже не демонтированы, как положено, глухие металлические решетки в кабинете труда.

Да что там о возможных пожарах говорить! Если ребенок передвигается в кресле-коляске, попробуйте завезти его в нужное вам городское здание, если нет пандусов! Только десять (!) процентов введенных в эксплуатацию объектов оборудованы ими, в первом полугодии нынешнего года пандус сделан только в одном!

Город достаточно равнодушен к проблемам передвижения маленьких немощных калужан.

АЛИМЕНТНОЕ МОЛЧАНИЕ

119870788Несколько лет назад по журналистским делам побывала в одном из дальних районных детдомов для детей-инвалидов. Ребенок, ползая около меня, хватал за юбку, повторял «мама, мама»… Забыть невозможно, сердце сжимается… Этих малышей родители отдали государству. Можно ли их осуждать — не знаю. Не всякий возьмется нести пожизненную, тяжелую ношу. Но отдавая ребенка в государственное учреждение, родитель обязан поддерживать его материально и перечислять алименты, если они взысканы судом. Они зачисляются на личный детский счет, в нем должен указываться срок ежемесячной выплаты. Из 108 воспитанников Дома ребенка с поражением центральной нервной системы с нарушением психики не поступают алименты на 13 воспитанников. Это почти на каждого девятого. На одну девочку ее родители в феврале перечислили 5 тысяч — и на том все кончилось. Если алименты взысканы с родителей по решению суда, а они все равно их не платят — нужно добиваться выполнения судебного решения, обращаться к судебным приставам-исполнителям вплоть до возбуждения уголовного дела.

А это ж такая морока!.. И алименты как бы замирают.

Пребывание ребенка в специализированном детском учреждении очень индивидуально. Требуется юридически точно определить, к какой категории он относится. Необходимо установить его статус: чей он? Сирота или лишен родительского попечения?

В Доме ребенка названной категории в отношении 17 воспитанников статус не определен. Нужно ставить вопрос о лишении родительских прав мам и пап, оставивших детей государству и фактически забывших о них. Да ведь не ставится.

А если ребенку положена пенсия? Он-то этого по малости лет не знает, а взрослые что? Скажем, Мише инвалидность оформлена в мае, документы на выплату пенсии — только в июле. Представляю, как бы взрослый человек (воспитатель, руководитель) засуетился, если бы ему на три месяца задержали пенсию! А тут — дитя несмышленое. В феврале 2005 года медико-социальная экспертная комиссия отказала в установлении статуса ребенка-инвалида четырехлетнему Сереже — а это не позволило своевременно обратиться за начислением пенсии. Только после обжалования родителями решения комиссии, справедливость восторжествовала: ребенок признан инвалидом.

БЕСПРОГРАММНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ

Инвалидность — это еще не смертный приговор. По Федеральному закону о социальной защите инвалидов специалисты бюро, проводящие медико-социальную экспертизу, разрабатывают индивидуальную программу реабилитации. Она состоит из комплекса мероприятий — как, чем, когда лечить, каков должен быть режим и
т. д.

Небрежностей прокурорской проверкой выявлено немало в этой самой важной жизненной акции.

Нет программ в полном объеме в центре «Доброта». Рекомендованные некоторым детям занятия с логопедом, массаж не проводились. Ограничились лечебной физкультурой. В школе-интернате № 5 имени Ф. Рау (слабослышащие дети) нет вообще программы реабилитации у 49 (!) воспитанников.

Вообще проверка выявила, насколько формально выглядят программы для инвалидов: не определено, сколько нужно посещений врача, в какие сроки намечены лечебные мероприятия.

Вот как отфутболивали Алешу — он сейчас на гособеспечении в школе-интернате № 1. Сначала ему определили программу реабилитации в учреждении одного вида, затем в прошлом году решили перевести в школу другой категории. Ребенка зачислили в Мещовскую школу-интернат, а через 12 дней (!) его снова возвратили в калужский интернат с заключением областной психолого-медико-педагогической комиссии, состоящей из общих фраз: «Систематическое лечение по назначению врача-психиатра. Взаимодействие с комиссией по делам несовершеннолетних по вопросам устройства в учреждение для детей с отклоняющимся поведением». Отписались. Кому он нужен, этот Алеша?

Как детские поликлиники лечат детей, если они живут дома с родителями, а на лечение ходят к педиатрам? К примеру, трехлетняя девочка наблюдается в филиале № 3 городской детской поликлиники. У нее вообще нет реабилитационной программы. Мама ждет приема в общей очереди, лекарства покупает на свои деньги.

Несколько месяцев, к примеру, не выдавали (согласно программе) памперсы двум малышам — их бесплатно предоставляла аптека, а потом перестала. Покупай их, мама, на свои кровные. И это называется социальными гарантиями?

В суд внесены прокуратурой г. Калуги два исковых заявления к ГУ Калужского регионального отделения фонда соцстрахования РФ о понуждении в исполнении обязанностей по предоставлению технического средства, реабилитации (памперсов) ребенку-инвалиду и возмещении материальных расходов.

ДО СОБСТВЕННОГО ДОМА — БЕСКОНЕЧНОСТЬ

Гуманна акция опекунства, если в семью принимается больной ребенок. В этом случае при оформлении документов учитываются возраст, материально-жилищные условия, здоровье приемных родителей. Немало случаев, когда и здесь допускается формализм. То в медицинском заключении о годности человека к выполнению обязанностей опекуна ребенка-инвалида сказано всего лишь: «Практически здоров». И органам опеки этого достаточно. То эти органы практически не выясняют, есть ли у опекунов вообще условия, чтобы принять ребенка.

За ребенком, переданным под опеку, сохраняется право на алименты от своих родителей. А те не платят! Мол, и так обойдется, ведь на всем готовом живет. Ни в одном случае в момент проверки никто не обратился в суд для защиты детского права. Так же, как и для защиты другого права: на закрепленное за ним жилье в родительском доме. Даже если данные об этом имеются. За девочкой Мариной, переданной в приемную семью, закреплено жилье в деревне Малые Савки Кировского района. Но данных о том, что статус этот до сих пор сохранен, нет.

Так что от детского дома до дома собственного — дистанция огромного размера, уходящая в бесконечность. Если заглянуть во взрослое будущее инвалида, то и здесь его могут ждать нарушения прав. Прокуратурой вынесено предостережение о недопустимости нарушения закона генеральному директору ОАО «Калужский хладокомбинат» О. Грабовскому за отказ принять на работу подростка-инвалида. Печальная складывается картина. По всем фактам нарушений законодательства о социальной защите детей-инвалидов прокуратурой города направлены представления городскому голове М. Акимову, министру образования, культуры и спорта области М. Дулинову, министру здравоохранения и социального развития области Ю. Кондратьеву, начальнику управления образования г. Калуги А. Аникееву, трем руководителям образовательных учреждений (интернаты № 1, № 5, ГУЗ «Дом ребенка для детей с поражением центральной нервной системы с нарушением психики») для принятия мер.

Генофонд наш, мягко говоря, небезупречен. Он нуждается в государственной поддержке.

Татьяна ПЫЖИКОВА

К прочтению!
Это пробная версия сайта, так сказать заставка. Мы планируем развернуть здесь полноценный региональный портал Перми. Ориентировочная дата запуска ресурса - середина лета 2015 года. Этот портал будет новостной направленности, так сказать все о Перми. "Культура, общество, политика" основной слоган сайта. Вероятно мы разместим и различные доски объявлений коммерческого направления. И да пребудет с нами правда!